Немного о жизни и о любви

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тварьчество (список заголовков)
01:48 

Кана

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
19:25 

Прощание с детством

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Лунный свет – художник, рисующий призрачными красками.
Лунный свет – обманщик. Самый большой обманщик на свете.
Его творения всегда нереальны, сказочны и лживы.


Зимний сад кажется отдельным, замкнутым в себе миром. Лунный свет льется в высокие витражные окна, татуируя белый мрамор пола тенями замысловатого орнамента. Она невольно задумывается о том, знал ли художник, придумавший витражный рисунок, как его творение будет смотреться лунной ночью? Знал. Не мог не знать. Впрочем, это не важно.
Она опирается левой рукой на прохладный мрамор бортика бассейна, на котором сидит. Закидывает ногу на ногу. Шелк юбки нежно скользит по коже и его шелест в ночной тишине напоминает протяжный томный вздох. Она смотрит на воду, заключенную в мраморный полукруг, любуясь ее бархатной чернотой, переливающимися лунными бликами и распустившимися кувшинками. Где-то в глубине, она этого не видит, но точно знает, танцуют неспешный минует золотые рыбки. Всего на пару мгновений она замирает, не в силах оторваться от этой чарующей красоты, а потом переводит взгляд на свою ладонь сложенную лодочкой. Последние минут пять, это единственное, что ее волнует.
В лунном свете кожа тонкого запястья и длинных пальцев кажется неестественно белой. Писатель непременно назвал бы ее алебастровой. И в контраст этой холодной, призрачной белизне, жидкость, скопившаяся в ладони, кажется черной. Но она знает, что ее истинный цвет – темно алый.
Она сама не знает, почему делает это. Может всему виной сегодняшний день. День ее рождения. День ее совершеннолетия. Сегодня она в последний раз надела белое платье, прощаясь с беззаботным детством и невинной юностью. Может ее поступок – всего лишь протест, рожденный желанием не взрослеть. Она не знает. Она смотрит на черную жидкость в белой ладони и в голове только одна мысль – скоро все это закончится.
С тихим щелчком поворачивается ручка. Дверь открывается с удивительно нежным и музыкальным скрипом пропуская в тихим мирок шум празднества и легкое, быстрое стаккато шагов. В замкнутом мирке появляется еще один житель. Она не поворачивает голову, что бы посмотреть на вошедшего. Зачем? Она и так знает, кто это. Только один человек мог найти ее здесь.
Он останавливается перед ней. Его взгляд скользит по ее хрупкой фигуре и останавливается на сложенной лодочкой ладони. Темная жидкость просочилась между пальцем и тонкими струйками стекает по тыльной стороне ладони, собираясь в капли, которые падая на белый мрамор оставляют ярко-алые пятна. Неестественно яркие в лунном свете.
Опустившись на одно колено, он окунает пальцы в импровизированную чашу, удивительно красивым и плавным жестом подносит ко рту. Кто бы мог подумать, что пальцы можно облизать так естественно и чувственно? Губы раздвигаются в улыбке.
- Вкусно!
Девушка медленно поворачивает голову. Ладонь дрожит, и на белом шелке расплывается алое пятно. Ее голубые глаза на одно долгое, мучительно долгое мгновение встречаются с его зелеными. Тишина становится пронзительной.
- Конечно вкусно! Это лучшее вино из папенькиного погреба. Если он узнает, что я его взяла, мне влетит по первое число!

@темы: тварьчество

URL
20:12 

Собираем до кучи...

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
One Piece
По заявке Lennard'а
Жирафы, это не только длинный нос...

По заявке Hali
Отходит бригантина от причала… (с)

Naruto
По заявке Hali
Как обычно...

Винни-Пух
По заявке ~~~скованные одной цепью~~~
Четыре часа до утра
Занимательное открытие

Аленький цветочек
По заявке Кшимелии
Эксперимент

Ai no Kusabi
По заявке Lex-Avisha
Чего ты хочешь?

@темы: тварьчество

URL
10:18 

Звонок

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Знаешь, я даже не удивляюсь, что ты пришел раньше меня и спишь. В моей комнате. На моей кровати. В пыльных кроссовках на чистом покрывале! А вот свинству этому твоему я удивляться не устаю. Неужели так трудно оставить кроссовки в прихожей? И маму я тоже не понимаю. Вернее, не понимаю, почему тебе пыльные кроссовки прощаются, а мне нет.
А ты изменился. Знаешь, меня всегда умиляло выражение нежности и беззащитности, которое появлялось на твоем лице, пока ты спал. Сейчас ты хмуришься и упрямо поджимаешь губы. А еще раньше ты во сне улыбался, а сейчас плачешь – ресницы потемнели и склеились стрелочками. Сомневаюсь, что ты оплакиваешь погубленное покрывало, а по другому поводу я тебе реветь не позволю. Сейчас вот спущусь на кухню, наберу в кувшин холодной воды и вернусь тебя будить. Покрывало жалко, но хуже ему все равно не будет. А я не дам тебе знать, что видел твои слезы. Захочешь – расскажешь сам.
- Да, у нас. Спит в комнате Майкла. Разбудить? – мама стоит, прислонившись к окну, и тихо разговаривает по телефону.
Видимо, разговор серьезный, раз она даже не заметила моего появления. Нет, при маме приступить к своему коварному плану я не могу. Вряд ли она одобрит мою гениальную идею. Надо переждать. Сейчас она договорит, уйдет с кухни, и можно будет продолжать.
– Извините, что сразу не позвонила, но сами понимаете… Да, завтра… нет, я в порядке. – Мама печально усмехается. – Знаете, мне кажется, он переживает гораздо сильнее, чем я. Да, конечно, как только проснется, я отправлю его домой. И еще… вы не будете против, если я отдам ему кое-что из вещей Майкла? Мне кажется, он будет рад, что они у него.
Интересный поворот сюжета! Что значит, будет рад? Мои вещи – это мои вещи, и я был бы рад, если бы они остались моими! Нет, он, конечно, мой лучший друг и все такое, но… Но всему же есть предел!
- Нет, вряд ли… Это наш дом, понимаете? У меня кроме него ничего не осталось… Нет, не нужно, это будут очень скромные похороны. Знаете, Майкл не любил суеты… но спасибо, что предложили. До завтра.
Мама выключает трубку и выходит в прихожую, так и не заметив, что все это время я стоял в дверях. Только зябко ежится, когда проходит мимо.
Джонни, я, кажется, понял, с чего это ты ревел. И, кажется, я не смогу тебя разбудить.

@темы: тварьчество

URL
22:29 

Бремя славы

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Я сидела и вдумчиво ковыряла ногтем стол. Джефри, зараза эдакая, куда-то смылся, пообещав вскоре вернуться и взвалив всю тяжесть выбора на мои хрупкие плечи. Что-что, а озадачивать он умеет. А ведь как дома то было хорошо. В теплых носках у камина и с кружкой горячего шоколада… Так нет же! Вытащил на холод, завел черт знает куда и позорно бежал! Я, мол, полностью на твой выбор полагаюсь. И ведь знает же, как я не люблю выбирать! Тем более за других.
- Извините, что отвлекаю, но… это вы?
Голос принадлежал парню лет пятнадцати. Он стоял напротив меня, немного навалившись на стол, и воодушевленно тыкал пальцем в разворот журнала. На развороте была моя фотография. Та самая, сделанная год назад, но до сих пор заставляющая меня краснеть. Отрицать очевидное было глупо, все что оставалось – обреченно согласится.
- Клево! – просиял он и выудил из кармана огрызок карандаша. – А можно автограф?
Отступать было некуда, и я покорно поставила свою закорюку. Парень, прижимая журнал к груди, поспешил ретироваться. Видимо опасался, что передумаю, догоню и отберу. И ведь правильно опасался, должна сказать. Если бы не необходимость сделать выбор и дождаться Джефри…
- Ну что, выбрала? – Джефри плюхнулся на соседний стул и пододвинул к себе меню. – Говядина или свинина?
Перед внутренним взором отчетливо проявилась злополучная фотография. Я в розовом купальнике и белой ленте через правое плечо, на которой золотыми буквами выведено «Мисс Пятачок», сжимающая в руках позолоченную фигурку поросенка.
- Говядина, – буркнула я, чувствуя, как горят уши. – Кажется, на свинину у меня аллергия...

@темы: тварьчество

URL
20:24 

Выходной на двоих

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Вообще-то, я не пишу фики... Но раз в мои загребущие лапки попали чужие герои, то и оформлять получившееся нужно соответственно...

Положенная шапка

Недоеденная булочка. Исписанный лист бумаги. Растертая, но уже подсыхающая тушь. В вазе на столе ветка сакуры с распустившимися на ней цветами. Для него сакура пахнет так же, как спящая на кровати женщина.
Редкое утро, когда она не носится, как угорелая, решая чужие проблемы, не сидит в архиве над документами, не засыпает над грандиозными проектами, которые, непременно, нужно закончить к утру, а мирно спит, закутавшись в одеяло и свернувшись калачиком.
Он присаживается на корточки у кровати, осторожно убирает с лица черную прядь.
- Шу-рей…
- М-м-м?
- Давай сегодня у нас будет выходной? Ото всех.
- Смешной ты, - она приоткрывает один глаз, и ему кажется, что он, если постарается, может увидеть, что же ей снилось. – Ввязываться в безнадежные авантюры – моя привилегия, - голос у нее немного хриплый, сонный и ленивый. - Ты же отличаешься более трезвым взглядом на жизнь. Потому и Главный Цензор. – Глаз закрывается, она плотнее закутывается в одеяло. – Ничего не выйдет. Во-первых Рьюки требует постоянного внимания, во-вторых к нам обязательно кто-нибудь да заявится в гости. О каком выходном может быть речь? Я скоро встану, только еще капельку посплю…
Круги под глазами – просто круги от постоянного недосыпа, а вовсе не тени от ресниц, как вначале кажется.
- Твой отец забрал Рьюки еще рано утром, малыш весь день проведет с дедушкой, - его голос тоже немного сонный и ленивый. Но у него он всегда такой. – Бамбуковое чудовище обещало лично спустить с лестницы каждого, кто сегодня к нам сунется, включая Его императорское величество. Так что все не так безнадежно. Можешь спать столько, сколько хочется.
Она сонно и счастливо улыбается. Немного подумав, он укладывается рядом, притягивает к себе поближе, утыкается носом куда-то за ухо, вдыхая ее теплый запах. Запах булочек, туши и бумаги. Запах его жены. Запах сакуры. Он хотел было сказать ей об этом, но ему лень. Впрочем, как и всегда.
Прижимая к себе тихо посапывающего инспектора цензората, он любуется тем, как скользят солнечные лучи по золотому тануки стоящему у окна.

@темы: тварьчество

URL
22:48 

Стать сильнее

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Положенная шапка

Ты не обвиняешь меня. Ты молчишь, что ради мести я наплевал на свою деревню, друзей, учителей и самого себя. Молчишь, что я пошел на поводу у «хочу» и наплевал на «должен». Молчишь, что из всех возможных путей я выбрал самый неправильный. Ты лишь говоришь, что вернешь меня в Коноху.
Я не обвиняю тебя. Я молчу, что для меня пути назад нет. Молчу, что не верю в то, что простят и забудут, потому что сам не забуду и не прощу. Молчу, что моя жизнь в Конохе превратиться в ад, мучительный и невыносимый, как для меня, так и для других. Ты упрямо поджимаешь губы и говоришь, что станешь сильнее.
Мы оба все понимаем, и оба молчим.
Стань сильнее, Наруто. Эгоистом ты уже стал.

P.S. Hali, примите мою благодарность за то, что протестировали и помогли найти ответ на извечный вопрос "Как же это обозвать-то?"

@темы: тварьчество

URL
14:34 

lock Доступ к записи ограничен

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:42 

Мы будем жить с тобой в маленькой хижине… (с)

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Валюш, для тебя :) А за что? А просто так!

Пальцы вцепились в жесткую гриву, колени бережно сжимают гнедые бока. Наклонившись вперед она шепчет прямо в мохнатое ухо:
- Быстрее, Ветер! Мы опаздываем, нам давно пора домой.
Жеребец согласно фыркает и прибавляет ходу. Разлетаются из под копыт мокрый песок и соленые брызги.
Вперед, по узкой песчаной косе, к извилистой тропке ведущей к маленькому аккуратному домику, утопающему в сиреневых кустах.
Черный Ветер легко перепрыгивает штакетник, выкрашенный ярко-желтой, солнечной краской, и останавливается у самого крыльца, предварительно встав на дыбы.
- Опаздываешь, - стоящий на пороге молодой мужчина, одетый в белые легкие брюки и цветастый фартук негодующе взмахивает деревянной ложкой. – Стыдно в столь почтенном возрасте, дорогая! Тридцать лет, а ума…
- Прости! – она легко соскальзывает на землю. – Сейчас, позабочусь о Ветре…
- Алекс позаботится о Ветре. Должна же быть от него хоть какая польза? А ты марш, переодеваться! Если мы еще хоть капельку задержимся, моя вторая половинка вместо торта закусит мои прекрасным телом!
- Можно подумать, ты будешь против? – подначивает она поднимаясь по певучим ступеням.
- Я-то не буду, но не в такой день! Сегодня я полностью принадлежу тебе, моя дорогая женушка!– он обнимает ее за талию и плавно притягивает к себе. - А ты принадлежишь мне!
От него пахнет ванилью и кленовым сиропом. А еще у него нос в муке. Или в сахарной пудре, не разберешь. Все-таки у нее очень забавный муж. У нее вообще на редкость забавная семья. Муж, любовник и любовник мужа. И самое удивительное, что они все прекрасно уживаются.
- Да, - покладисто соглашается она и утыкается носом ему в шею. – Сегодня мы принадлежим только друг к другу. Залезем на крышу и будем смотреть на звезды всю ночь. А эти пусть нам завидуют!
Он ехидно хмыкает ей в волосы и еле слышно, на выдохе шепчет:
- С годовщиной, Лу.
- С годовщиной, Эдзи.

@темы: тварьчество

URL
00:03 

Жио

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Сицилия загнулась, а перс живет и помирать не собирается...

Квента
многа букаф и немного нецензурщины

@темы: ролевки, тварьчество

URL
14:04 

Еще разок!

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Положенная шапка

- Ну, давай же, еще разок!
- Нами, сколько можно? У меня острый приступ болезни «Я-умру-если-попробую-еще-раз!». Давай сделаем передышку!
- Усопп, ты же сам этого хотел. Так что давай, соберись! Ты же все-таки мужчина! Вставай!
Санджи развернулся и поспешил ретироваться обратно на камбуз. Придется маримо обойтись без овсянки. Услышанное срочно нужно было перекурить и осмыслить. А еще нужно будет понаблюдать за этими двумя. Может он чего не замечает?
К вечеру Санджи понял, что сходит с ума. Если верить своим глазам, то ничего в поведении Нами и Усоппа не указывало, что между ними что-то есть. Но если верить своим же ушам… Нет, он ясно слышал судорожное, прерывистое дыхание Нами-суан, а голос Усоппа был тягучим и усталым, можно сказать на пределе сил. Помучившись еще немного и выкурив пачку сигарет одну за одной, Санджи решил, что если кто и сможет объяснить ему что, черт возьми, происходит, то только Зоро. В конце концов, не может же он не знать, чем эти двое занимаются в его месте обитания!
Зоро обнаружился на корме.
«Спит. Как всегда! Да как он может спать, когда Нами-суан и Усопп…»
- Чего тебе, завитушка? – поинтересовался Зоро не открывая глаз.
Санджи опустил поднятую для пинка ногу, вздохнул и уселся рядом.
- Ммм… Маримо… А чего ты здесь?
- А что нельзя? – Зоро соизволил открыть глаза и с подозрением покосился на Санджи. – Это, знаешь ли, мой корабль тоже.
- Не в том смысле, - Санджи достал последнюю сигарету, смял пачку и отправил ее за борт. – Почему ты не у себя?
- Ах, это… - Зоро зевнул и снова закрыл глаза. – Там Нами с Усоппом. Вмешиваться не в моих правилах, а спать все равно не дадут.
Он мог собой гордиться – выпавшая сигарета была поймана на лету.
- Так они… Они вместе?!
- Ну да, - расслабленно ответил Зоро потихоньку засыпая.
- И… давно? – решил прояснить нескладывающуюся в голове картину Санджи.
- С «Триллер Барк». Они сказали, что не хотят никого беспокоить, а мне, в принципе, все равно, где спать. Эй, завитушка, ты чего?
Санджи застывшим взглядом смотрел в океан. В трясущихся пальцах медленно тлела сигарета.

- Ну, давай же, еще разок!
- Нами, сколько можно? У меня острый приступ болезни «Я-умру-если-попробую-еще-раз!». Давай сделаем передышку!
- Усопп, ты же сам этого хотел. Так что давай, соберись! Ты же все-таки мужчина! Вставай!
Да, он сам этого хотел. И не смотря на то, что это оказалось гораздо труднее, чем он думал, не собирался сдаваться. В это раз он пойдет до конца. Ведь они вместе приняли это решение. Тогда, на «Триллер Барк», когда поняли, как близко, на этот раз, была смерть.
- Хиссатсу Боши!
- Торнадо Темпо!
В следующий раз, спасая их, Луффи может умереть. Поэтому следующего раза просто не должно быть.

@темы: тварьчество

URL
21:20 

520 сентов

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Положенная шапка

Раз-два-три, три-два-раз. Вперед-назад, назад-вперед. Бегает монетка по загорелым костяшкам, ведомая ловкими пальцами, поблескивает в солнечных лучах. Пляшут в золотистых глазах хитрые искорки, раздвигает губы лукавая улыбка. Раз-два-три. Вперед. Три-два-раз. Назад.
В кабирете висит вязкая тишина, нарушаемая лишь шелестом бумаг. Фюрер работает. Он сосредоточенно изучает отчет, хмурит брови, кусает губы, бросает украдкой тоскливые взгляды на часы и старательно подавляет тяжкие вздохи.
Эдвард довольно жмурится и, не прекращая гонять монетку между пальцами, пихает брата локтем в бок. Взгляд Ала из задумчивого становится удивленным. Эд фыркает и подбрасывает монетку в воздух. Та летит по красивой дуге и приземляется точнехонько в ладонь Альфононса. Тот понимающе улыбается. Монетка снова начинает бегать по костяшкам. Фюрер косится в их сторону и раздраженно откидывает челку со лба.
- Стальной, вы меня отвлекаете! Я так до ночи не закончу.
- Ну, вы же сами захотели, что бы мы подождали. Вот мы и ждем. И, заметьте, молчим. Даже не спрашиваем о причине нашей задержки.
- Я просил остаться только тебя. Альфонс свободен идти куда ему хочется.
- Нееет, так не пойдет, - Ал зажимает монетку между указательным и средним пальцем. - Я никуда без брата не пойду.
Рой Мустанг тяжело вздыхает и роняет отчет старшего Элрика на стол.
- У нас со Стальным свой, можно сказать, сугубо личный разговор. Касающийся исключительно нас двоих.
- Понятно, - тянет Эдвард и закинув ногу на ногу скрещивает руки на груди. - Вы опять о долге?
Ал прячет в кулак улыбку. За последние два года этот разговор повторяется с завидной регулярностью.
- Да! Мои пятьсот двадцать сентов. Верни их!
- Нет.
- Слушай, что тебе еще от меня надо? Фюрером я стал. Демократии в стране еще нет, но сам видишь - все к этому движется. Вы с Алом тоже добились желаемого. Ну так что еще?
- А это вы не меня, а Ала спрашивайте. Я отдал их ему - с него и спрос.
Рой переводит взгляд на Элрика младшего. Его улыбка - добродушная и открытая, так отличается от ехидной улыбки Эдварда, что он почти верит в то, что ничего страшного этот молодой человек придумать не может.
- Женитесь, наконец, на Элизабет, полковник, - говорит Альфонс и подкидывает монетку в воздух. - Сколько можно бегать?

@темы: тварьчество

URL
22:46 

За каменной стеной

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Положенная шапка

На столе у Шин Соу груда документов, которые нужно было разобрать еще с утра, и он знает, что некоторые из них требуют безотлагательного рассмотрения. Но вместо этого он сидит, подперев подбородок кулаком, и смотрит в окно. Наслаждается покоем и откровенно бездельничает. И совершенно этого не скрывает – дверь в кабинет открыта. Служащие неодобрительно поджимают губы и думают, что с тех пор как Шурей-доно перевели в Министерство финансов, Главный цензор окончательно обленился. И не то, чтобы это отражалось на качестве его работы, просто… Просто это как то неправильно.
Шин Соу переводит взгляд на стол, прикидывает объем работы и тяжело вздыхает. Скоро его приятное времяпровождение прервут и придется работать, но почему бы не потянуть еще немного? Торопиться совершенно некуда. Словно в ответ на его мысли в коридоре раздаются быстрые и легкие шаги.
- Тан-тан-кун, - в голосе Шурей отчетливо слышится усталость, раздражение и высшее неодобрение. – Опять за свое? Будешь отлынивать от работы, перестану подкармливать!
Он поворачивает голову и бросает на нее внимательный, изучающий взгляд. Шин Соу видит залегшую между бровей морщинку, упертые в бока руки и чернильное пятно на юбке.
- Ты какая-то всклоченная. Тебя кто-то обидел?
- Нет, - она мотает головой и наливает ему чай.
Шурей ставит перед ним чашку, и он цепко хватает ее за запястье.
- Правда?
- Правда, - она улыбается, и морщинка между бровей разглаживается. – Просто много работы, как обычно, а я немного устала.
- Что необычно. Опять нашла неприятности? Или неприятности нашли тебя?
- Нет, просто устала.
Он отпускает ее и подпирает щеку рукой, наблюдая, как она прихлебывает чай. Он никогда не говорит, как ценит эти десять-пятнадцать минут, которые она умудряется выкроить в своем сверхплотном графике, что бы вместе перекусить. Она и так это знает. И так же знает, что после того как она уйдет, он сделает все что необходимо. Если честно, Шурей немного ему завидует. Он, в отличие от нее, всегда все успевает. Может потому, что никогда не торопиться.

«Но я хотел бы узнать, кто прислал моему отцу еду от меня. Не прощу».
Она никак не может выкинуть из головы, как он это тогда сказал. Буднично и расслаблено- лениво. Совсем как сегодня, когда интересовался, все ли в порядке.
- Госпожа, что-то случилось?
Шурей тихо фыркает и потирает висок.
- Сегодня, видимо, это вопрос дня. Тан-тан тоже интересовался, не обидел ли меня кто. Нет, ничего не случилось, просто немного устала.
- И я его понимаю, - говорит Сейран, и они продолжают путь до дома. – Есть причины для волнений, знаете ли.
Шурей улыбается немного смущенно и виновато. Причины действительно есть, крыть нечем. У ворот их дома она останавливается и задумчиво говорит:
- Сейран, знаешь… Я его иногда боюсь.
Потом, в благодарность за то, что проводил, пожимает ему запястье и, попрощавшись, быстро идет к дому.
Сейран некоторое время смотрит ей вслед. Он знает. Он никогда не признается, но тоже боится Шин Соу. Иногда. Зато за госпожу Шин Шурей он спокоен. Всегда.

@темы: тварьчество

URL
13:55 

Рыжик будет скучать

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Посвящается Ксении свет Демьяновне, давшей некогда заявку на "Котенка по имени Гав"

- Знаешь, Ленка, я уезжаю. Папину часть переводят в другой город.
- Значит, мы больше не увидимся?
- А это тебя расстраивает?
- Вот еще! Это все Рыжик. Он будет скучать по Шарику.
- Ну, раз Рыжик будет скучать, обещаю, что мы еще увидимся.

За последние годы двор дома ничуть не изменился. Это было удивительно. Город изменился, почти до неузнаваемости, а двор нет. Те же пять лавочек, стол, песочница и две качели. Только тополя стали выше, продолжая тянуться в небо зелеными свечками.
Двор пустовал, и это тоже было удивительно. В нем всегда было очень шумно. Скрипели качели, унося радостно визжащую малышню в небо, громко стучали о стол костяшки домино, тихо разговаривали пенсионерки, вспоминая свою молодость. Он не помнил, что бы в его дворе никого не было.
Скорее всего, он просто выбрал неудачное время. Нужно было еще походить по городу и прийти ближе к вечеру, когда взрослые уже вернулись с работы, дети из школ, а малышню забрали из садиков бабушки. Да, нужно было. И тогда бы не было этой давящей тишины и неприятного, скребущего чувства, что его здесь никто не ждет.
Ее окно он нашел сразу – оно было, как всегда, открыто. Но не видеть на подоконнике знакомую фигуру читающую книгу было немного дико.
А чего он, собственно ждал? Что она сидит и ждет его? Глупо. Столько времени прошло, многое могло измениться. Она тоже могла переехать, как и он когда-то.
В ладонь толкнулся холодный нос.
- Что, Шарик, не по себе, да? Кажется, не надо было нам сюда приходить.
Пес посмотрел на своего хозяина, а потом на вход во двор. Лохматый хвост заходил ходуном.
Он повернулся. Она стояла у ворот, держа в руке авоську, кажется, с яблоками (нет, точно с яблоками, с яблоками и чем-то еще). Она очень изменилась. И не изменилась совсем.
Надо было что-то сказать. Например, «Привет, отлично выглядишь». Или «Привет, а я вот поступил в ваш институт и решил зайти в гости». Или «Я же обещал, что мы увидимся». Но мысли разбежались, как яблоки из выпавшей авоськи, и все что он мог – смотреть, как она медленно идет к нему. А в голове – пусто и тихо. Совсем как во дворе.
Она остановилась близко-близко. Так близко, что он смог увидеть в ее глазах свое отражение.
- Дурак, - сказала она и уперлась лбом ему в грудь. – Рыжик весь извелся.
И ему стало легко-легко. Он бережно обнял худые трясущиеся плечи, уткнулся носом в темно-русую макушку.
- Привет, Ленка, я вернулся.

Странные они – люди. И чего, спрашивается было так нервничать? Он вот всегда знал, что они вернутся и их ждут. Пес повернулся к дому и негромко гавкнул.
На подоконник вспрыгнул рыжий кот с черной мордочкой и радостно дернул угольным ухом.
«Кто меня звал?»

@темы: тварьчество

URL
01:28 

Конец пути

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Идея Lennard
Положенная шапка

Солнце скользит по черной рукояти огромного меча. Клинок пока еще в ножнах, но он знает, что при необходимости его извлекут плавным, непринужденным движением и будут удерживать одной рукой, легко, как пушинку. Зоро еще в Арлонг-парке понял, что в битве вес меча не имеет значения.
Его три катаны тоже пока еще в ножнах. Наблюдатель со стороны, ничего не знающий об этих двоих, мог бы подумать, что это не совсем честно – три клинка против одного. Но уже в Арабасте Зоро понял, что в битве количество клинков не имеет значения.
Наблюдатель со стороны, который хоть немного понимает в фехтовании, сказал бы, что им нет нужды обнажать оружие. В битве наличие меча не имеет значения. Этому Зоро научил Триллер Барк.
Он так долго шел к этому поединку, что теперь, когда противник стоит напротив и чуть щурит свои желтые глаза, ему просто не верится, что этот день наступил. Самый главный поединок в его жизни.
- Ты пришел, юный мечник, – говорит Михавк Соколиные глаза.
- Да, - отвечает Зоро и повязывает бандану.
- Значит, ты уверен, что достиг моего уровня.
- Я просто понял кое-что важное.
Он протягивает руку, в которой зажата тяжелая, оплетенная золотистой лозой, бутыль саке.
- Выпьем?
Михавк Соколиные глаза понимающе хмыкает и протягивает навстречу чашку.
Битва, по существу, тоже не имеет значения.

@темы: тварьчество

URL
20:02 

Некрасивых невест не бывает

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Некрасивых невест не бывает. Я об этом всю ночь думала. Сидела на подоконнике, смотрела на живописный пейзаж за окном, – недостроенный дом и четыре переполненных мусорных контейнера – курила одну за одной и думала. О невестах и их красе неземной. Сморило меня только под утро и, как результат, проспала.
До моей свадьбы чуть больше двух часов, а я вся помятая, с затекшей от неудобной позы шеей и тихо ненавидящая весь мир. До ЗАГСа ехать на другой конец города, прямой маршрутки нет, а троллейбусы ходят очень неохотно и очень неторопливо. Если опоздаю – такое позорище!
И ведь сама виновата. Будущий счастливый супруг предлагал заехать на машине, но я гордо отказалась, мотивируя тем, что смогу самостоятельно добраться, не маленькая. И вот теперь, не маленькая я, судорожно мечусь по комнате, пытаясь одновременно почистить зубы, втиснуться в джинсы и майку – единственное мое нарядное платье я хотела погладить с утра пораньше, перед выходом – и собраться.
После борьбы с входной дверью, категорически отказывающейся закрываться, я припустила по лестнице вниз, придерживая на плече широкий ремень сумки и пытаясь расчесать копну соломы на голове и превратить ее в некое подобие прически. Лифт категорически отказался подниматься на мой четырнадцатый этаж.
Троллейбус подошел минут через пять, я уж было подумала, что удача решила повернуться ко мне лицом, а не той частью тела, которой обычно повернута. Но как же медленно он ехал! Я даже успела нарисовать себе глаза и губы. Немного кривовато, но сойдет и так. По крайней мере, я на это искренне надеялась.
На удивление, я не опоздала. Почти. Упершись ладонями в колени и пытаясь отдышаться после десятиминутной пробежки от остановки, я увидела, как к ЗАГСу подъезжает моя свадьба – три машины, украшенные неброско, но стильно, без рюшей и устрашающих пупсов (или, Боже упаси, лебедей или сердец из цветов) на капоте.
Из первой машины вышел молодой мужчина в светло-сером костюме. Он совсем не походил на того парня, который сделал мне это, во всех смыслах выгодное, предложение. Мы тогда оба чувствовали себя немного неловко, и обоим было немного страшно. Ведь это наша первая свадьба. Единственное различие - он уверен, что она первой и останется, а я – что это только начало. Я, наконец, поняла, как можно зарабатывать на жизнь, не изменяя своему призванию.
Затвор тихо щелкал, оставляя на пленке первые шаги к новой и, я уверена, счастливой жизни. Мои руки, когда я наводила фокус, совсем не дрожали, и я, не задумываясь, находила наиболее выгодный для съемки угол. Это только начало. Впереди у меня еще много свадеб, и я смогу снять много счастливых, и поэтому особенно красивых, людей.
Жених был непривычно торжественен и неприлично счастлив и влюблен, невеста… Невеста была прекрасна.
А некрасивых невест не бывает.

@темы: тварьчество

URL
01:02 

Мифология. Скандинавская и не очень.

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
По заявке

- Я приду к тебе даже сквозь стену огня...
- Ты что, с Ясеня рухнула? – прервала Фрейя речь Скёгуль и раздраженно отложила именное зубило. Закончить годовой отчет под заунывный речитатив не получалось. – Давай ближе к делу.
- Я все с тем же, - мрачно буркнула валькирия и выгрузила на стол три массивных булыжника.
- Отказано, - сказала Фрейя скучным голосом, просматривая поданный, как и положено, в трех экземплярах запрос. – Поставщики бастуют, склады стоят пустые.
- Они уже сотню лет, как пустые стоят. А нам что прикажешь делать? Наши запасы подходят к концу. Еще пара лет, и мы умываем руки.
- Давай так. Я не могу выдать запрашиваемое вами количество сырья. Но могу предоставить доступ к личному саду одного из поставщиков. Все, что успеете вынести, пока не сработает тревога, ваше. Идет?
Скёгуль задумчиво пожевала нижнюю губу, что-то мысленно прикидывая и подсчитывая.
- Идет. На первое время должно хватить, а там, может, и перебои с поставками прекратятся.
- Свежо предание... – безнадежно вздохнула Фрейя, взяла зубило и принялась высекать на запросах резолюцию. – И помните – листочки не трогать!
- Помним. Не в первой.

- Интересно... – хозяин сада рассматривал обнесенные под чистую личные владения. – А зачем это валькирии молодильные яблоки? Тем более, в таком количестве?
- Сидр гнать, - ответил молодой снабженец. - Но вот почему именно молодильные?
- А что, другие бывают?
Удивление Кощея Бессмертного было неподдельным. Иван-царевич невольно задумался: а бывают ли?

@темы: тварьчество

URL
01:38 

Своя цена

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Лизонька, это тебе. А за что? А просто так...

Я люблю возиться с твоими волосами.
Зарыться в густой мокрый шелк пальцами и осторожно помассировать. Ты жмуришься, и я вижу, как волоски на шее приподнимаются.
Осторожно разделить пряди пальцами, а потом, вооружившись частым гребнем начать их распутывать. Ты стараешься не показать виду, но я вижу, как напрягается твоя спина. Я ласково провожу по твоим плечам и рукам, и ты расслабляешься. Ты знаешь, что я не сделаю тебе больно. По крайней мере, нарочно.
Ну вот. Зубья гребня наткнулись на особенно упрямый колтун, и ты тихонько шипишь сквозь зубы. Утыкаюсь носом в твою спину, обхватываю за талию, прижимая к себе. Я не могу сказать тебе этого, но ты чувствуешь движение моих губ кожей. «Прости». Твои прохладные руки успокаивающе касаются моих ладоней, наши пальцы переплетаются. Больше всего мне хочется, чтобы время сейчас остановилось. Но ты недвусмысленно просишь продолжать.
Твои волосы в лунном свете похожи на серебро. Невесомое, прохладное, текучее. Сегодня я заплету его в косу. Холодные пряди скользят между пальцами. Единственная ласка, которая нам доступна. Я, как могу, тяну время. Ведь стоит мне закончить, ты уйдешь. Вернешься в море, махнув на прощание чешуйчатым хвостом.
Когда-то, одна русалочка отдала свой голос, за возможность быть рядом со своим принцем. Я отдал свой, за возможность раз в месяц возиться с твоими волосами. Большего нам не дано. Но большего нам и не нужно. Пока.

@темы: тварьчество

URL
15:41 

Трудоголики

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Тишина бывает разная. Звонкая, нервная, как натянутая струна, готовая лопнуть. Глухая, еле слышно поскрипывающая, как медицинская вата, сминаемая пальцами. Холодная, давящая, как могильная плита, которую невозможно разбить, даже громким звукам. Они лишь ее подчеркивают. И тогда начинаю казаться странные вещи.
Картина на стене. Изображенная на ней женщина следит за тобой. Вернее, рассматривает. Со смесью легкого такого любопытства и нескрываемого голода.
Разводы дождя на оконном стекле. Они похожи на отпечатки ладоней. Шестипалых, с длинными узловатыми пальцами. Если присмотреться, то можно разглядеть на стекле засечки и царапины.
Тихое потрескивание за обоями. Словно кто-то, или что-то, неторопливо скользит по стене от одного угла к другому.
А в ванной комнате протекает кран. Как его не закручивай, холодные капли разбиваются о белую раковину. Оглушительно звонко, сводя с ума своим мерным «кап-кап-кап».
Сойти с ума так просто. Слишком много странного кажется. Слишком тихо. Слишком холодно.
Джин все равно. Она не верит в приведения. Она хочет дописать статью.
Приведениям тоже все равно. Они не верят в Джин. Они хотят кушать.

@темы: тварьчество

URL
00:31 

Да сбудутся твои желания! (с)

Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Положенная шапка

Зоро дремлет, прислонившись спиной к мачте, но успевает поджать ноги, когда Завитушка вихрем проносится из камбуза на палубу.
- Робин-тян, этот коктейль был смешан со всей моей любовью, дабы утолить твою жажду! Если хочется еще чего-нибудь, только скажи, я с радостью выполню любое твое желание!
- А вам не кажется, кок-сан, что иногда слова излишни?
Голос Робин как всегда спокоен и доброжелателен. Зоро слышит шелест переворачиваемой страницы.
- Р-робин-тян... Я... я не могу! У меня это... суп пригорает, и мясо... убегает.
Зоро привычно поджимает ноги и приоткрывает один глаз. Рубашка Санджи расстегнута, галстук почти развязан, выражение лица очумело-испуганное. Дверь камбуза с грохотом захлопывается, и Зоро отчетливо слышит, как в замке поворачивается ключ. На два оборота.
«Это он зря», - думает Зоро и поворачивает голову.
Робин безмятежно ему улыбается и возвращается к чтению. Корабль не такой уж и большой, и если верить Нами, до следующего острова плыть как минимум неделю. Торопиться незачем и некуда.
Зоро думает, не был ли он слишком прямолинеен, когда попросил ее трахнуть эро-кока для его же собственной пользы и всеобщего спокойствия.

@темы: тварьчество

URL
главная