Лукасса
Я понятно объясняю? (с) "Добрыня Никитич и Змей Горыныч"
Посвящается Ксении свет Демьяновне, давшей некогда заявку на "Котенка по имени Гав"

- Знаешь, Ленка, я уезжаю. Папину часть переводят в другой город.
- Значит, мы больше не увидимся?
- А это тебя расстраивает?
- Вот еще! Это все Рыжик. Он будет скучать по Шарику.
- Ну, раз Рыжик будет скучать, обещаю, что мы еще увидимся.

За последние годы двор дома ничуть не изменился. Это было удивительно. Город изменился, почти до неузнаваемости, а двор нет. Те же пять лавочек, стол, песочница и две качели. Только тополя стали выше, продолжая тянуться в небо зелеными свечками.
Двор пустовал, и это тоже было удивительно. В нем всегда было очень шумно. Скрипели качели, унося радостно визжащую малышню в небо, громко стучали о стол костяшки домино, тихо разговаривали пенсионерки, вспоминая свою молодость. Он не помнил, что бы в его дворе никого не было.
Скорее всего, он просто выбрал неудачное время. Нужно было еще походить по городу и прийти ближе к вечеру, когда взрослые уже вернулись с работы, дети из школ, а малышню забрали из садиков бабушки. Да, нужно было. И тогда бы не было этой давящей тишины и неприятного, скребущего чувства, что его здесь никто не ждет.
Ее окно он нашел сразу – оно было, как всегда, открыто. Но не видеть на подоконнике знакомую фигуру читающую книгу было немного дико.
А чего он, собственно ждал? Что она сидит и ждет его? Глупо. Столько времени прошло, многое могло измениться. Она тоже могла переехать, как и он когда-то.
В ладонь толкнулся холодный нос.
- Что, Шарик, не по себе, да? Кажется, не надо было нам сюда приходить.
Пес посмотрел на своего хозяина, а потом на вход во двор. Лохматый хвост заходил ходуном.
Он повернулся. Она стояла у ворот, держа в руке авоську, кажется, с яблоками (нет, точно с яблоками, с яблоками и чем-то еще). Она очень изменилась. И не изменилась совсем.
Надо было что-то сказать. Например, «Привет, отлично выглядишь». Или «Привет, а я вот поступил в ваш институт и решил зайти в гости». Или «Я же обещал, что мы увидимся». Но мысли разбежались, как яблоки из выпавшей авоськи, и все что он мог – смотреть, как она медленно идет к нему. А в голове – пусто и тихо. Совсем как во дворе.
Она остановилась близко-близко. Так близко, что он смог увидеть в ее глазах свое отражение.
- Дурак, - сказала она и уперлась лбом ему в грудь. – Рыжик весь извелся.
И ему стало легко-легко. Он бережно обнял худые трясущиеся плечи, уткнулся носом в темно-русую макушку.
- Привет, Ленка, я вернулся.

Странные они – люди. И чего, спрашивается было так нервничать? Он вот всегда знал, что они вернутся и их ждут. Пес повернулся к дому и негромко гавкнул.
На подоконник вспрыгнул рыжий кот с черной мордочкой и радостно дернул угольным ухом.
«Кто меня звал?»

@темы: тварьчество